«ЧТОБЫ ПОНИМАТЬ РУССКИЙ, Я ПОШЛА ИЗУЧАТЬ АНГЛИЙСКИЙ».

Пенсионеры сели за парту. Самому молодому – 60. Старейшине – глубоко за 70. Зачем им это нужно – судите сами.

Пенсионерам Западного округа очень повезло. В досуговых клубах для них работает столько секций, что каждый может найти возможность заниматься тем, что ему нравится. И спорт, и музыка, и танцы, и рукоделие — шитье, вязание, фриволите…

Не знаю, есть ли данные о количестве людей, которым не довелось ни в школе, ни в вузе, ни где-либо еще изучать английский язык. Думаю, в Западном округе их больше, чем в других, потому что здесь, по статистике, продолжительность жизни выше, чем в среднем по Москве, и она самая высокая в столице. Это значит, здесь велик процент пожилых людей, которые изучали только немецкий, французский или испанский, а если и изучали английский, то так давно, что хоть заново учи.
Ушли в прошлое тяжелые для населения 90-е и последующие годы. Тогда появилось много разных возможностей. Каких только не было курсов, с носителями языка и без оных, по разным программам и методикам отечественного и зарубежного происхождения! Но это было (и есть сегодня) очень дорого, могли позволить себе немногие, а изучать самостоятельно очень трудно: английский не испанский и не итальянский, где нет проблем с правилами чтения и произношения. Да и как ты самоучкой обеспечишь себе погружение, полноценную развивающую языковую среду?

В современных школах изучают, как правило, два-три языка, среди них непременно есть английский, и это снимает основную проблему самообразования. Дойдя до определенного уровня, человек при желании может сам совершенствоваться, читая книги и слушая иностранную речь в фильмах, радио- и телевизионных программах. Но если нигде не изучал, самому освоить английский очень трудно. Несколько раз я начинала и бросала. Многие годы оправдывая себя, каждый раз вспоминала Корнея Чуковского, который выучил английский самостоятельно. Но ведь не все мы Чуковские, и не все мы попадаем на длительный срок в страну носителей языка.
Появление дешевых языковых курсов для пенсионеров в Территориальном центре социального обслуживания «Фили-Давыдково» можно считать прекрасным подарком всем, кто хотел восполнить пробел в образовании и чувствует себя некомфортно из-за утраченных или неполученных знаний. Ведет курсы для взрослых опытный преподаватель Зинаида Васильевна Терешкова.

Просматриваю я современные газеты – и в каждом номере встречаю слова, о смысле которых можно только догадываться, причем не всегда это удается. Ведь напиши я сейчас ряд общеупотребительных частью населения слов – и мало кто объяснит их мне, все без исключения, а большинство не объяснит и половину. Я накопила список таких слов и поспрашивала знакомых – уважаемых, интеллигентных, образованных, но… уже в возрасте людей. Получив (точнее, не получив) ответы, я немного успокоилась в отношении себя. Желание изучать английский усилилось.

Еще больше, чем в местной прессе, таких слов в «Вечерке», «Metro», «Комсомолке», «АиФе»…
Ладно еще пальминг, провайдер, логин, браузер, аккаунт, смайлик, фристайл, скейт, флаер, бампер… – привыкли. Но когда тебя со всех сторон атакуют месседж, вендинг, скрининг, лузер, мэппинг, юзер, смоки-айс, хэштеги, — тогда простая опечатка (а они нередко встречаются в газетах) может ввести в ступор, не сразу давая понять, в чем дело.

Кстати, в приведенном списке лишь слово скрининг, к счастью, давно знакомое мне, осталось не подчеркнутым системой как неправильное в русском редакторе. Интересно, какой процент читателей сможет объяснить его? А вот всем понятное слово смайлик многие опрошенные не смогли мне перевести, то есть дать истинное значение слова. А как понять лайтбоксы, если я не знаю английского? (словечко, опять же подчеркнутое компьютерным редактором как инородное, то есть написанное не по правилам русского языка.) По смыслу могу понять в контексте, но почему так называется новое явление городской среды – не пойму.
А поди пойми всякие тэйперы, тэйкапы, мэйкинги, плейоффы, воркауты, если не знаешь английского хотя бы на самом низком уровне! Вот и эти слова, все без исключения, компьютер подчеркнул, счел неправильными, причем без вариантов написания.
Об особенностях программы и самих занятий с точки зрения преподавателя

— Мой курс называется «Английский язык для общения», рассказывает Зинаида Васильевна. – Появлению идеи курсов предшествовали беседы с людьми пенсионного возраста, которые давно не работают, у них уже взрослые дети и внуки, но они хотят учиться и узнавать новое, общаться с единомышленниками, интересными людьми, планировать поездки за рубеж. Ну, то есть мотивы – общечеловеческие.

Руководство ТЦСО сделало рекламу, обзвонило группу посетителей Центра. Мы обсудили программу, и несколько человек, которые изъявили желание заниматься, теперь с удовольствием приходят один раз в неделю за небольшую плату и один раз – совершенно бесплатно. Мы слушаем аудиозаписи, смотрим фильмы, видео на английском языке, учим и поем английские песни.

Обстановка на занятиях благожелательная, атмосфера творческая.

Если говорить о результатах, – как и в любом деле, есть и успехи, и промахи. Для меня важно, что уже через два месяца студенты начали немного говорить, выполнять грамматические упражнения и петь. Основным результатом я считаю усиление интереса к языку и желание изучать его более глубоко. С каждым занятием мои студенты все лучше понимают английскую речь и постепенно избавляются от страха общения за рубежом в случае туристической поездки.

С точки зрения учеников
Во-первых, курс очень интенсивный: почти на каждом занятии новая тема или подтема. Таким образом обеспечивается мозговой штурм. Как бы ни было трудно ученику, он вынужден двигаться вперед, интенсивно заниматься и осваивать большой объем новой лексики каждую неделю.

Во-вторых, один из самых сложных аспектов изучения английского – аудирование – обеспечивается просмотром фильмов, английскими песнями, которые мы поем на каждом занятии, причем с самого начала обучения, независимо от способностей и умений учеников. Получается опережающее развитие, как в педагогике по Выготскому – «опережай развитие на один шаг». Здесь идет опережение не на один, а на несколько шагов, и это допустимо, мы ведь уже «взрослые мальчики и девочки»!

В-третьих, все ученики находятся на разных уровнях подготовки, у всех разные способности, и, как ни странно, это не мешает более продвинутым и очень помогает тем, у кого накопленный опыт меньше. У каждого есть чему поучиться. Ну как в многодетной семье – дети развиваются быстрее, чем в малочисленных семьях.

В-четвертых, преподаватель так часто и, я бы сказала, изощренно, хвалит своих учеников, что вырастают крылья даже если твои успехи весьма скромные.

В-пятых, группа очень маленькая (обычно на занятии четыре-шесть человек), что увеличивает долю участия каждого при выполнении заданий.

Пенсионеры ликуют. Когда-то далекие для многих мечты научиться говорить по-английски становятся реальностью.
Есть ли перспектива у таких курсов? Однозначно, есть, и будет – до тех пор, пока есть желающие заниматься!
В ХХI веке, когда мир стал открытым и как никогда интенсивно идет взаимопроникновение культур, когда весь мир говорит по-английски и сами реалии нашей жизни не вмещаются в «великий и могучий русский», стало насущной необходимостью знать английский. Это чувствует каждый человек, идущий в ногу со временем и не желающий отставать.

Ирина Дубчак.