Комод из Версаля и «особливая» беседка. Узнаем тайны усадьбы Кусково

Зачем Петр Шереметев хранил бюст Карла XII, что изображено на самой большой картине музея-усадьбы и кто подделал гравюру с изображением французской королевской резиденции — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Главный хранитель знает все о каждом предмете в коллекции музея. Он может рассказать, откуда появился экспонат, какую ценность он имеет и какие истории с ним связаны. Хранитель фондов изобразительного искусства музея-усадьбы «Кусково» Ксения Немова выбрала семь жемчужин из коллекции музея и рассказала, чем они интересны.

Ксения Немова, хранитель фондов изобразительного искусства музея-усадьбы «Кусково»Ксения Немова, хранитель фондов изобразительного искусства музея-усадьбы «Кусково»

Плафон «Слава рода Шереметевых»

Это самая большая картина в коллекции музея-усадьбы «Кусково». Ее площадь — 110 квадратных метров. Созданная французским живописцем Луи Жан-Франсуа Лагрене в 1761–1762 годах роспись занимает практически всю поверхность потолка танцевального зала дворца. Подобный способ декора интерьеров был очень модным в России XVIII века. Вместе с формальной задачей иллюзорного расширения пространства плафоны нередко выполняли и панегирические функции — прославляли хозяев дома.

Смысл аллегории, который должны были уяснить гости усадьбы, таков: род Шереметевых, покровительствующий искусствам, навсегда останется в истории, и о нем, не уставая, будет трубить молва. А мудрость и добродетель рода, попирая пороки, сохранится в веках.

«Особливая» Круглая беседка

Исторический облик Кускова составляют деревянный дворец, парковые павильоны и регулярный парк. Наряду с сохранившимися постройками в XVIII веке на территории усадьбы находились разнообразные архитектурные «затеи», о которых мы можем судить только по картинам, гравюрам и чертежам того времени. Гравюра «Проспект Особливой Круглой Беседки на канале в конце Кусковского сада», созданная французским мастером П.Ф. Лораном в 1771–1774 годах, хранит образ утраченного бельведера (от итальянского bello vedere — «прекрасный вид»).

Комод из Версаля и «особливая» беседка. Узнаем тайны усадьбы Кусково

Легкий нарядный павильон предназначался для обозрения кусковских видов. Фасады его были разделены сдвоенными пилястрами, арочный фронтон над входом украшал картуш с вензелем графа Петра Борисовича Шереметева — PS. Сквозь два ряда окон свет беспрепятственно попадал в павильон. Перекрытие бельведера было выполнено в виде купола, покоящегося на сложном восьмигранном барабане с круглыми окнами. Павильон украшала балюстрада с вазонами и скульптурой, установленная по краю карниза.

Портрет фельдмаршала Шереметева

Самая курьезная из картин кусковского собрания — «Портрет фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева» — создана П.Г. Красовским в 1748 году. Красовский, известный из документов XVIII века как «живописец блафонов и тупых мест» (то есть художник, создающий потолочные картины-плафоны и картины-обманки для тупиковых аллей регулярного парка), был своеобразным художником-декоратором. Написанный им портрет графа немного неуклюж — у Красовского явно были проблемы с изображением анатомически правильного тела, особенно в сложном ракурсе. Как нередко происходило в то время, в процессе создания портрета художник просто скопировал композицию с имевшейся у него гравюры и вписал туда голову Шереметева. Сложно сказать, кто был представлен на гравюре, но она воспроизводила одну из работ французского мастера парадного портрета Гиацинта Риго.

Комод из Версаля и «особливая» беседка. Узнаем тайны усадьбы Кусково

В Национальном музее Стокгольма хранится портрет шведского короля Карла XII работы Риго. На нем король представлен в той же позе, на сходном фоне, с теми же атрибутами и даже в точно таких же латах с маскароном в виде льва, что и Шереметев на портрете Красовского. Вероятно, заказчик, сын фельдмаршала граф Петр Борисович Шереметев, не знал о существовании портрета шведского короля, иначе вряд ли одобрил бы изображение отца в доспехах его главного противника периода Северной войны.

Бюст Карла XII

Гипсовый бюст шведского короля Карла XII был создан в 1747 году французским скульптором и декоратором Жаком-Филиппом Бушардоном, работавшим в Швеции. В усадебных описях бюст впервые упоминается в 1774 году. Согласно документу он размещался в оружейной палате кусковского дворца на столике, покрытом красным сукном.

В скульптуре Бушардону удалось выразить силу духа короля-воителя. Контрапост вскинутой головы и туловища, а также продолжающий движение головы взгляд придают фигуре динамику и наполняют образ внутренней энергией, присущей характеру молодого монарха. Качества, которые раскрываются в фигуре через намеки и ассоциации, в полной мере представлены в пластической проработке лица короля. Скульптурный портрет настолько впечатлил швейцарского писателя, богослова и поэта XVIII века Иоганна Лафатера, что он включил его описание в свое «Эссе по физиогномике»:

«Насколько же он далек от любого проявления робости… Какой дух царственности можно проследить во всей нижней части лица! Правда, мастер, чтобы работа была идеальна, считал необходимым смягчить этот резкий и несгибаемый характер; но в целом он все-таки прослеживается, особенно в бровях… он открыт, мужественен, быстр, стремителен в действиях, не тратит время на слова».

Стол для хранения нот и гравюр

Один из шедевров коллекции мебели музея-усадьбы — стол для хранения нот и гравюр, выполненный мастером Никифором Васильевым в 1770–1780-е годы. На столешнице представлена панорама усадьбы, заимствованная с гравюры французского художника Пьера Лорана. Изображение так называемых старых хором (первого двухэтажного кусковского дворца) здесь заменено на ныне существующий дворец.

Комод французской королевы

Еще один раритет мебельного собрания музея — комод из Малого Трианона, небольшого дворца французской королевской резиденции в Версале. Он был создан мастером Фердинандом Швердфегером по заказу королевы Марии-Антуанетты в 1788 году. Ручки комода, выполненные в виде собачьих маскаронов (декоративных элементов в форме головы животного или человека) с кольцами-плетенками, — отражение моды того времени и личного вкуса королевы.

В 1793 году обстановка Трианона была продана в Париже, а затем экспортирована в Гамбург. Как комод оказался в московском Музее фарфора, откуда вместе со всеми коллекциями в 1932 году попал в Кусково, неизвестно.

Каскад в Сен-Клу

«Вид Каскада в Сен-Клу» — одна из шести гравюр в коллекции музея с видами королевских резиденций Франции, созданных аугсбургским мастером XVIII века Мартином Энгельбрехтом в 1730–1750 годах. Произведение, отличающееся высоким уровнем исполнения, является примером мастерской фальсификации.

Комод из Версаля и «особливая» беседка. Узнаем тайны усадьбы Кусково

С 1730-х годов французский график-пейзажист первой половины XVIII века Жак Риго работал над серией «Королевские дворцы, замки и дома Парижа и его окрестностей», насчитывавшей более 130 листов. Эти произведения были очень популярны среди просвещенной европейской публики. По всей видимости, в мастерской Энгельбрехта копирование листов этой серии воспринималось как коммерчески успешный проект, при этом вопрос этики — указание на листе автора оригинала — уже не стоял.

Французский мастер, который нес убытки от такой неофициальной деятельности коллег, мог только сетовать и предупреждать своих покупателей со страниц популярного журнала Mercure de France:

«Господин Риго только что добавил к своему “Альбому видов и перспектив Королевских резиденций” два новых вида Замка Сен-Маур, принадлежащего его высочеству монсеньору принцу Конди. Все эти виды, а их около ста двадцати, прекрасно подходят как для внимательного и подробного изучения, так и для украшения кабинетов. Продавцы эстампов, торгующие подделками этих видов, выдают их за оригиналы. Чтобы не быть обманутым, обращайтесь к самому господину Риго. В настоящее время он проживает на улице Сен-Жак напротив Колледжа Плезис».